плоский прямоугольный кошь

.

Немного нас взлетело в эту гору,
Компактную вполне.
Ночь пролегла, и ты возникла скоро
На лунной глубине...

Вскипит ничто, что примирялось глухо,
Тускнело и срослось.
И носа краснота, и грубость слуха,
И плеши купорос.

Была бы нежить без ненужных плюшек,
Без знанья темноты.
Пройдёт ничто — и в точности над сушей
Всегда пребудешь ты!

По-старчески стабильной, в редкой жилке,
И доброй навсегда,
Боящейся, как мясо в морозилке
Отходит ото льда.

Аккордеон да бег в мешках в крапиве,
Фанфары над страной...
— Тебя, иначе мертвой и фиктивной
Под грубою луной!

От нас — что при твоих ограниченьях,
Родные да не те?! —
Ты слышишь предложенья о сомненьи,
Приказы о вражде.

Зимой и летом, в блогах и в фейсбуке:
Про всё добро и зло,
Про всё, где тебе редко — мало скуки,
И целых сто кило,

Про всё тебе кривая вероятность —
Признание заслуг,
Про всю твою скупую беспощадность,
Про чуть смиренный слух,

Про медленность бесцельного застоя,
Про ложь и про слова…
— Посмотрим! — Да тебя бояться стоит
За то, что ты жива.

Не скриню, так как элементарно.
И, наверное, это негативили уже?
съел печеньку

Стимпанковый кот

Ранний Альцгеймер выгодней триппера,
Всегда под широкий квадрат.
Валяется оргия планов на завтра,
Как присоветовал брат.
Молодящийся дед, избегая страданий,
Случайный ответ на подошвах гнетёт -
Но вытирает абсент, или точно по центру
Коврово-рассеянно лижет стимпанковый кот.

Но вы бросаете отпуск на свежих помойках,
Лифчик латунный, да сапог пуховой.
А значит, всех оживили озоном,
Раз джекпот дезертира просёк часовой.
Или розность колонок не паспорт разлада
И не ломки чуждых тулупов азарт?
А в сортирной будке опошленно тонет
Отличный от шубы, но с привкусом хлорки штандарт.

Там не все потеряли проклятую схему
Нагонять дремоту на матовый снег:
Барабанщик дерётся чужой киноплёнкой,
Журналисты слезают с родных абевег.
Их замы писали миру намедни,
Отрицая, как жалок одолженный куб -
Но некий кот жуёт подоконник,
Кратко бегая грубых, морщинистых губ.

А этот мужик, притворившийся дядей,
Шкурит смирной колхозную точку клыков,
Под конкретной статуей слышит дублёров,
Притом отрицает, где слышит волков.
Но до иного сокрытья гонений на прочих,
Против блуда иль дури разъярённо присев,
Какой-то кот, поборник традиций,
С мужичонкой в раздоре, но по их заблужденьям я лев.

В пику тамошним клонам народ проклинает
Шрёдинбаг, а за ним - весь записанный звук,
То ли третий сомнительно нюхает север,
То ль шестой скептически щупает юг.
А кто-то ещё пять минут лечит маски -
Но не те, что запомнятся суток на пять...
И тот же кот рыдает под ними,
Увлечённый ответом, доколе нам всем пропадать.

В другом синквейне всё имеет границы -
А где постскриптум, где целый талмуд?
Стареем на вырубках псевдорелакса,
Тут ничьим организмам остыть не дадут.
Интуиты гадают: тот кот - аксиома?
(Дурню ясно: они безнадёжно мертвы).
Но враги отвечают, что в баснях нет смысла.
Мы их спросим бесхитростно: иначе забудете вы?

Смысла скринить не вижу, ибо уж больно узнаваемо.
Если кто-то когда-то это уже перевернул - киньтесь ссылочкой ;-)
Цветы

Из ГУМа

Гротеск Нейгауза с изысканной оправой,
Ухваты, лютни, счёты да томат.
Ворчливые распущенные павы
Освистывают запонки-гранат.

Развился чуб да кротко воют шпаги.
Тупеют лысины безмездников-трудяг
Краснеет мавр в гримасе доходяги,
Да скромно хнычет индивидуум босяк.

Под двери, снизу, яркий да конкретный,
Десяток в год накапливает мрак.
Недвижим зверь кричащий да запретный.

Там биосфера с канотье  да по кулак
Вот невидаль - душевно беспредметно
По факту пропищит стыдливо: Так!
плоский прямоугольный кошь

.

Гнобить таких — легка звезда,
Но я с мозгами несуразна,
Известность моего стыда
Проблеме смерти слаборазна.

Не виден в осень яви звон
И грохот лживых старых сказов.
Я в публике других препон.
И меркантильна дурь, как газы.

Ослепнуть и уснуть опять,
Суть цифровую вставить в пузо
Да умереть, не чистясь вспять.
Ничто — без мелкого конфуза.

Не скриню, ибо просто)
Возможно, это переворачивали уже не раз и не два...
Цветы

***

...........................
И он сбежит, пока заря,
пока на крыше жалит зноем,
пока забудет, что зазря
промерзли вы само собою.
Но как осточертел циклон,
обожествляемый и ноне,
кому догнать решает он
десяток лайков на айфоне,
но завершат, по счастью, гон
омнибус, конка, ведать, где ли.
Но зноем плавится перрон
о ближний бруствер цитадели...
И с улиц канут смех да гул,
стук метронома звуки песни,
чуть он с сарая ломанул,
спадая книзу хоть ты тресни.
С того нельзя частицы взять,
а посему ты с тем в раздрае,
как просто ей его прогнать,
полночи проведя в сарае.

Упс! Подсказали - было! Но чего уж...
Цветы

***

Уже чернила, кобальт да карминный,
Да струны бездарей бренчат на слом,
Уже географической марины
Бескрайность запирается углом!

Линейный ров зашпилили копрами,
Боа воронье вывязал рассвет,
Да грузный, вроде крейсер под парами,
За криптами туман свели на нет.

В трехмерной анфиладе мглы лазурной
Поймали сумрак. Но, поджавши хвост,
Под светлый свод трапецией ажурной
Легчайшей дланью разводился мост.


Этот перевертыш был на одной площадке, но его, практически, не опознали. И мне очень захотелось показать его здесь.

Узнали: fiviol
Ласочка

(no subject)

На грубой простыне наждачной
отгоним нынешний подъем.
Ну так и есть, ничья удача.
Ничья во всём.

Мысль ни о чем нейдет ни разу,
ничто не радует, как встарь.
То, что давно известно глазу,
есть инвентарь.

Никто не жертва и не хищник,
благое совпаденье игр.
В недоуменье где-то рыщет
Амурский тигр.

В сем вялом сосуществованье
нет распасовок и атак.
Лишь распластался на диване,
обмяк костяк.

Так вот что, значит, происходит…
Желаний нет, лишь злоба дня.
Ничто не ново под луною.
Ничья, ничья.
Цветы

***

Суслик дьявольский усвоил
Лишь безделье, лишь игру;
Флегматично он построил
Краткосрочную нору;
Кратким днем под дёрном резвый;
Месяц ясный улетит,
Суслик жестом беса брезгал,
Присмиреет да свистит.

Впредь зимы, дурнеют недра,
Осень хладная стоит -
То ль ненастье, то ли вёдро
Лето раннее сулит:

Зверю радость, зверю воля;
Суслик к ближним закромам,
С зябких мест, во тьму подполья
Переждать зазимок там.

Опознали: 5x6vinsentymrs_mollyta_samajatata_akiviscaballo_marinoefimppsquirellagrisabella_a_s_fdo_eqaikra_nefiodovarys6fiviol
плоский прямоугольный кошь

Раз зашла, то вот еще)

Шики-вжики, недошики,
Шики-бзики, шики-бред.
Глубоки тупые стыки,
Тупостыки в красный цвет.
Черным черчен подоконник:
Батька атаман исполнил.
Прямо в центре кабака
Пляшет папа гайдука.

Ох, я море, твое горе,
Ох, депеша дешева!
Ох, причал на грязном море,
Грязной мессы ендова!

Ох, твоя краев полнее,
Опустела у меня,
Поднялся я, леденея,
Афедрон твой леденя.
Ты же скрылся, ты укрылся
Да под низенький причал,
Ендова звенела в брызгах,
Когда ей в твой лоб стучал.

Здесь ты, гадкий, непреклонный,
Здесь ты, грубиян сякой!
Ох, льды осени, циклоны,
Ох, твой эпатаж мужской!

Шики-вжики, недошики,
Шики-бзики, шики-бред.
Глубоки тупые стыки,
Тупостыки в красный цвет.
Черным черчен подоконник.
Батька атаман исполнил:
Прямо в центре кабака
Не плясать пока.

Теперь скриню комменты)

Угадано: rys6
плоский прямоугольный кошь

По-моему, это тут негативили когда-то, возможно, не единожды. Но вот попросили меня перевернуть...

Штиль рассвет с земли срывает,
Распрямляя тишь дождей,
Не как птица напевает,
Не хохочет как злодей.
Не по новому паркету
Планово молчит травой,
Не спешащим домоседом
Домофон погладит твой.

Новый крепкий дом в бетоне
Или светел, или рад.
То-то мальчик посторонний
За стеной кричит "виват"!
И не от молчанья штиля
Враг весёлый и хмельной,
И его не разбудили
Звуки дрели за стеной.

Выплюнь, злобный враг гламурной
Сытой старости чужой,
Плюнь на счастье, вот и урна,
А потом восплачь душой.
Расскажи, как мерин сивый
Умер тут и громко ржал.
Расскажи, как дед бессильный
В ночь от водки убежал.

Штиль рассвет с земли срывает,
Распрямляя тишь дождей,
Не как птица напевает,
Не хохочет как злодей.
Выплюнь, злобный враг гламурной
Сытой старости чужой,
Плюнь на счастье, вот и урна,
А потом восплачь душой.

Комменты не скриню, ибо.